• Главная
  • Новости
  • Есенин за пять миллионов. Частные музеи в России обречены на распродажу?

Есенин за пять миллионов. Частные музеи в России обречены на распродажу?

«Ценители искусства поймут, о чем речь, продается без помещения, только стеллажи и все, что связано с писателем. Пишите, звоните», – говорится в объявлении.

Музей в начале 2000-х создал орловский литературовед Георгий Aгарков, который много лет собирал книги, картины и атрибутику, связанную с Есениным. В коллекции есть и письма поэта.

Вообще Орловская область больше ассоциируется с творчеством Ивана Тургенева, Николая Лескова и Афанасия Фета. Но в Орле родилась первая жена Есенина Зинаида Райх. Здесь же появилась на свет их дочь Татьяна.

На месте, где когда-то стоял родительский дом Райх, разбили Есенинский сквер, поставили бюст поэта. Правда, потом на этой же территории построили жилой дом… Агаркову удалось при помощи спонсоров, как писала 15 лет назад «Комсомольская правда», купить там квартиру и устроить в ней музей.

– Он бесплатный. Создал его не ради собственной выгоды, а чтобы молодежи захотелось читать и учить Есенина, – говорил тогда Георгий Агарков.

Недавно его не стало, и потомки решили, что на квартире можно зарабатывать, в отличие от музея. Все экспонаты они выставили на продажу за пять миллионов рублей. Почему именно за такую сумму, объяснить наследники не могут. Когда корреспондент газеты «Родина» позвонил по указанному номеру телефону, там сообщили, что готовы продать «и за четыре, и за три».

Подобных частных музеев в России много. Например, Анатолий Смирнов в Рязанской области (неподалеку от есенинских мест, кстати, – в Касимове) создал музей Анны Ганзен – переводчицы сказок Ханса Кристиана Андерсена на русский язык. Смирнов узнал, что его дом стоит на месте прежнего строения, где родилась Анна Васильевна, – и создал свою историю.

Есенинские музеи создавались и в Воронеже, и в Вязьме. Вяземский вообще стал одним из самых известных музеев в России. Основал его фрезеровщик местного машиностроительного завода, почетный гражданин города Павел Пропалов. Его коллекция восхищала многих.

Но Пропалова не стало в 2018-м. И музея больше нет. То, что создавалось полвека, ушло в никуда меньше чем за два года.

Квартира-музей досталась детям. Ее, как выяснил корреспондент «Родины», ремонтируют – очевидно, под жилье. Экспонаты, судя по всему, распродают. Желающие купить коллекцию за несколько миллионов есть.

Городу сын ничего передавать или продавать не захотел (а отец, видимо, не оставил завещания), тему судьбы музея ни с кем обсуждать не желает. Вяземскому краеведческому музею, правда, передал некоторые современные книги и несколько позднесоветских фарфоровых статуэток, многие из которых были повреждены. Очевидно, это было сделано, чтобы просто освободить место…

У Павла Пропалова было несколько прижизненных изданий Есенина и поэтов его времени – Блока, Клюева. Помимо этого, множество открыток и фото с видами Вязьмы и вязьмичей начала ХХ века, несколько икон, вырезанная из дерева фигура святого Нила Столобенского, поддужные колокольчики, много монет и редких значков и знаков.

– Когда-то по наивности казалось, что все собранное мной примут на ура. И помещение дадут, и помогать будут… А потом пришлось ограничиться таким вот музеем, кое-как сделанным, и я со временем понял: власти Вязьмы просто не в состоянии оценить, что имеют и могут потерять, – говорил Пропалов в интервью в 2012-м.

Та заметка называлась «Богатство Пропалова». Теперь можно говорить, что это богатство – пропало. И слова создателя музея сейчас, когда его же потомки уничтожили все, что подвижник собирал всю жизнь, звучат еще пронзительнее: «Надеюсь, наступит время, когда экскурсовод будет водить туристов по Вязьме, показывать памятники и скажет: в вяземском музее хранится самая первая книга великого русского лирика Сергея Есенина. И все встрепенутся и попросят отвести их в музей, чтобы они смогли увидеть ее. Когда наступит это время, не знаю…».

Несколько лет назад Александр Волнухин, бывший директор колхоза в Тверской области, создал Музей вице-адмирала Владимира Корнилова – герой Крымской войны родился в этих местах. Следом появился Музей сельской жизни. Это было удивительно – видеть такое в тверской глуши. А в прошлом году Александр Яковлевич покинул этот мир. В администрации Старицкого района Тверской области корреспонденту «Родины» сообщили, что музей сохраняется женой Александра Волнухина. Не взять такой музей под свою опеку местные власти просто не имеют права.

Зачастую экспозиция и концепция частных музеев интереснее и привлекательнее, чем у государственных, где, как правило,  главенствует принцип «руками не трогать». Но у частных или народных музеев нет защиты и велик риск уйти в никуда. Для потомков, судя по многочисленным примерам, такие музеи – обуза. А местным властям не до того: разобраться хотя бы с теми музеями, которые финансируются из бюджета.

Пока диалог между частными музейщиками и администрацией налажен плохо. Случаев, когда, например, частникам местные власти безвозмездно предоставляют помещение для экспозиции, мало. Это признает и директор Ассоциации частных музеев России Алексей Шабуров:

– Например, в Муроме есть частный Кибермузей. 25 лет человек собирал все, что производила наша электронная промышленность. Теперь музей выставлен на продажу… Это будет потеря для нашей истории. Или музей утюгов в Измайлове. Столько видов и модификаций не видел никогда! Там семейная история, все взаимосвязано. Но – непосильная аренда…

Алексей Шабуров много делает для популяризации частных музеев. Например, в прошлом году он собрал десятки музеев на выставке в Москве:

– Зачастую местные органы не воспринимают частные музеи серьезно. Их ведь открывают либо потому, что есть деньги, либо потому, что у кого-то есть хобби и человек хочет показать это кому-то и окупить затраты. Допустим, частный музей создается в Москве. Он, как правило, лет пять-шесть – если продержится – остается убыточным. А в регионах – тем более.

В Ассоциации стараются поддерживать людей, занимающихся частными музеями, просвещением. Сейчас Шабуров пытается достучаться до властей, чтобы те отметили создателя Музея каллиграфии в Ярославле Юрия Аруцева, который несмотря на тяжёлое заболевание продолжает преподавать в школе каллиграфии и заниматься развитием музея. Совершая свой гражданский подвиг.

На днях в Сокольниках открыли Музей русских гуслей и китайского гуциня. Сейчас про гусли, исконный русский народный инструмент, – мало кто знает. А тут собрали не только сами гусли, но и уникальный материал из фольклорных экспедиций.

– Если на местах частные музеи будут исчезать, мы лишимся культуры, которую не смогут сохранить государственные музеи, потому что они более консервативны и забюрократизированы, – считает Алексей Шабуров. – Частники собирают то, что действительно интересно и необычно. Уйдут они – и останется пустота.

Источник: Российская газета