История одного счастья. Как живет в пандемию музейный комплекс «Вятское» – Частные музеи России
  • Главная
  • Новости
  • История одного счастья. Как живет в пандемию музейный комплекс «Вятское»

История одного счастья. Как живет в пандемию музейный комплекс «Вятское»

С лауреатом Государственной премии, создателем музейного комплекса «Вятское» меценатом Олегом Жаровым мы говорили прямо 9 мая. Случайно увидела в Сети, как жителей ярославского села поздравляют директор Большого театра Владимир Урин, кинорежиссер Алла Сурикова, мультипликатор Гарри Бардин, актер Вениамин Смехов, митрополит Иларион Алфеев и многие другие. Неожиданно получился большой разговор.

Олег Алексеевич, 9 мая у вас состоялась онлайн-трансляция экскурсии по выставке «Помните», прозвучали поздравления выдающихся деятелей русской культуры и концерт артистов Волковского театра. Расскажите об этом и о самой выставке.

Олег Жаров: Для меня предметом гордости является то, столько выдающихся людей России поздравили жителей Вятского с Днем Победы. Я не мог себе представить, что за два дня соберется столько видеопоздравлений. С театром имени Волкова мы придумали этот проект еще три месяца назад. 24 артиста выступили у нас в ярославском музее современного искусства: во время онлайн-экскурсии по выставке они читали стихи, пели песни.

Выставка «Помните», посвященная юбилею победы, – совместный проект с Российской академией художеств Зураба Церетели. Она мультимедийная. Там живопись, графика и скульптурные произведения участников войны, а также тех, кто работает сейчас, соседствуют с военной хроникой, песнями и музыкой.

А как прошел в Вятском День Победы?

Олег Жаров: 9 мая по традиции прошла поминальная служба у памятника.

Это первое, что мы сделали в селе, еще в 2008 году (хотя официально музей открылся в 2010), – восстановили купель, как раз на Крещение, в конце апреля открыли памятник Александру II, который с 1911 года стоял на этом месте, а 9 мая того же года открыли отреставрированный памятник сельчанам, погибшим во время Великой Отечественной войны. Мемориальные доски, которые у нас там установлены, мы дополнили за эти годы еще сотней имен погибших односельчан. На момент установки памятника в списках было только 300 погибших. Сегодня их – 400.

А сколько всего было жителей в селе?

Олег Жаров: Всегда было примерно 1200 человек.

Ситуация пандемии, которая всех выдавила в онлайн, многое заставит пересмотреть. Как живет в условиях карантина музейный комплекс «Вятское»?

Олег Жаров: Да, другим становится театр, концертная площадка, кино. Меняется музей. Да что музей – мир меняется. Если говорить обо мне лично, то я счастлив. Есть возможность подумать, реализовать что-то новое. Сегодняшняя ситуация для меня – счастье. Если бы еще бы сотрудникам не платить зарплату… (смеется). Я не сократил ни одного человека. Сегодня все заняты на ремонте, восстановлении, реконструкции, доделках того, что мы когда-то не успели сделать. Музеи закрыты, но есть индивидуальные обзорные экскурсии по селу. Ресторан закрыт, но мы готовим еду и выдаем ее туристам в контейнерах.

Поражает в Вятском обилие связей деревни со столицей империи – мастеровые, предприниматели, уникальные специалисты. Вы ведь случайно попали в Вятское, что было для вас самым трогательным, впечатляющим?

Олег Жаров: Когда я говорю, что попал сюда случайно, это правда и неправда. Когда мы купили здесь дом, я еще многого не знал. Моя мама родилась километрах в 40 от этих мест. В Вятском всегда проходила по четвергам ярмарка – очень большая, широкая. Некрасов как раз описал ее в поэме «Кому на Руси жить хорошо». Много позже моя мама мне сказала, что прадед купил машинку Zinger именно на ярмарке в Вятском. Там было представительство компании. Эту машинку я помню с самого детства, она всегда стояла у нас в городской квартире. И вот сейчас она стоит в одном из музеев, в Торговом доме Гороховых, завершив свой исторический круг.

Но самое интересное, что меня связывает с Вятским, – другое. Село, где родилась моя мама, называлось Кузьминское. Если вы помните – это село из поэмы «Кому на Руси жить хорошо», и судя по всему, именно Вятское стало его прототипом. В бурные годы коллективизации там все снесли, село уничтожили. И сегодня, занимаясь Вятским, я занимаюсь тем маминым Кузьминским. Это внутреннее переживание позволяет совершенно иначе смотреть на всю историю этих мест.

Каковы взаимоотношения «Вятского» с соседним музеем-усадьбой Некрасова в Карабихе?

Олег Жаров: С 2014 года дважды в год проходят «Дни Некрасова в Вятском». Летом, на второй день после празднования в Карабихе, и 10 декабря, в день рождения Некрасова. В 2021 будем отмечать 200-летие со дня рождении Некрасова. Между прочим, наш музей был одним из инициаторов празднования этого юбилея.

А в 2017 году мы закончили реставрацию родовой усыпальницы Некрасова, которая находится в 30 километрах от Вятского. Это фантастическая история. Объезжая окрестности Вятского, я обнаружил в селе Аббакумцево родовую усыпальницу Некрасовых, где похоронены отец, племянники, рядом – могила матери поэта. Когда я открыл усыпальницу, то не поверил своим глазам – это была канализационная яма, в которой умерли росписи Верещагина. Совершенно замечательное архитектурное сооружение, которое было разграблено, уничтожено физически и духовно. Там была сливная яма, два метра гнилой, протухшей болотной воды, рядом – убитая могила матери Некрасова.

Как это возможно?

Олег Жаров: Я тоже обратился к главе района с этим вопросом. Мне ответили: «В районе на балансе этого нет, в патриархии на балансе этого нет, в департаменте культуры – нет, в музее – нет». Бесхозный, никому не нужный объект. Чтобы его восстановить, нужны были правовые основания, то есть право собственности. И я решил спровоцировать ситуацию. Я был убежден, что если на сайте электронных торгов появится объявление, что продается родовая усыпальница Некрасовых, это вызовет бурю возмущения общественности, Министерства культуры, губернатора. Не отреагировал никто. И я с аукциона выкупил часовню. Мы восстановили росписи, усыпальницу, могилу матери. Когда я покупал, я был уверен, что сразу верну это государству. Но сегодня я не знаю, кому возвращать. Сейчас мы это обслуживаем, охраняем, проводим какие-то реставрационные работы, принимаем туристов. Если я отдам усыпальницу государству, она вновь окажется никому не нужной. И вот я – счастливый обладатель родовой усыпальницы Некрасовых. Андрей Ивушкин, директор музея-усадьбы Некрасова в Карабихе, отдает всю душу, но это не нужно никому. И он как может, так и плывет.

Неподалеку от Вятского есть много мест беды. Я уж не говорю о Мологе, ставшей символом уничтожения. Рыбинск, Волголаг. Что-то вас связывает с этой частью истории Ярославской области?

Олег Жаров: Мое имя связывают обычно с Вятским, но я создаю целую музейную сеть. Один из музеев, которым я сейчас занимаюсь, находится в Рыбинске. В роскошной усадьбе из трех зданий в центре города я создаю Музей старообрядчества. Сейчас там идут реставрационные работы. Меня давно интересует эта тема. Я знаком с главой русской старообрядческой церкви митрополитом Корнилием. Он готов открыть для этого музея свои запасники на Рогожской.

У меня большие планы по Ростову Великому. Создается целая сеть разнонаправленных, разноформатных музеев.

До начала карантина вы успели подписать договор с Большим театром, Союзмультфильмом и сейчас будете подписывать с Государственным историческим музеем. Каковы обязательства сторон?

Олег Жаров: Казалось бы, из-за пандемии все должно было остановиться. Ничего подобного! К нам уже приезжал Владимир Маторин, прекрасное было выступление и встреча с публикой. Сейчас мы готовим выставку, посвященную 180-летию со дня рождения Чайковского. Это исторические костюмы и эскизы Большого театра. 4 апреля должно было состояться выступление молодежной труппы Большого театра. Если самоизоляция продлится, значит, мы сделаем его цифровую версию.

С Союзмультфильмом мы начнем создавать детский развлекательно-образовательный парк. Там будет музейная коллекция Союзмультфильма, просмотровые кинозалы, модели киностудий им. Горького и Союзмультфильма, где дети будут сами делать фильмы. Это будет в Ярославле. А в Вятском сейчас готовится большая экспозиция «Гофманиады», посвященная куклам Михаила Шемякина, сделанным для мультфильма.

Источник: Российская газета