• Главная
  • Новости
  • Музей балалайки в Ульяновске. Пример преемственности поколений

Музей балалайки в Ульяновске. Пример преемственности поколений

Евгений Харламов и Сергей Ключников – основатели частного Музея балалайки в Ульяновске, собрали коллекцию старинных русских музыкальных инструментов конца XIX – начала XX века, которые в живом бытовании уже почти не встречаются. В целях популяризации русской традиционной музыкальной культуры, существовавшей в России сто и более лет тому назад, ребята открыли собственное производство балалаек. Возрождение балалайки как русского культурного наследия начиналось в маленькой мастерской. Сегодня это уже одно из крупнейших предприятий по производству балалаек в России, один из примеров преемственности поколений, сохранения, распространения и развития национальной культуры, бережного отношения к историческому наследию русского народа. На фабрике в Ульяновске изготавливаются балалайки как привычного классического вида, так и старинные, восстановленные по чертежам эпохи русского царства. Проделана огромная работа, чтобы балалайка как народный инструмент и связанные с ней традиции музыкального исполнительства не ушли из нашей жизни.

 Идея создания музея как хранителя культурных ценностей и народных промыслов появилась у коллекционеров еще около десяти лет назад. С начала 2000-х годов ребята ездили по российским регионам в экспедиции, изучали музыкальные традиции русского крестьянства и привозили разные народные музыкальные инструменты: старинные, крестьянские, самодельные, артельные. Позже решили создать музей, и впервые как единое собрание музыкальные инструменты были представлены в 2013 году в стенах креативного пространства «Квартал» на маленькой площади в 30 квадратных метров. В силу того, что хотелось сделать это место уютным и интересным, решили представить выставку в формате музея и кафе.

«Мы ездили в этнографические экспедиции по разным регионам, а потом сосредоточились на Поволжье. Привозили разные музыкальные инструменты, они сначала хранились у нас в шкафах, на полках, и как-то я пришел домой, открыл шкаф и оттуда посыпались балалайки. Я тогда призадумался и решил, что срочно надо что-то делать. Мы собрали всю эту коллекцию и открыли в Ульяновске Музей балалайки. Но музей нам нужен был не просто для того, чтобы рассказывать про инструменты, а для того, чтобы он собрал вокруг себя людей, молодежь, поэтому мы сначала сделали музей-кафе, что-то наподобие сети мировых кафе-баров Hard Rock Cafe, куда посетитель заходит и видит, что вокруг висят классные гитары… Мы сделали такой же формат, но только с балалайками, и к нам начали приходить люди. Кафе-музей стал актуальным, понятным и востребованным. К нам потянулись люди, в основном молодежь 20–25 лет, буквально только что с университетской скамьи, они стали интересоваться инструментами, мы нашли единомышленников, и в итоге у нас сложилась команда, которая и сейчас продолжает хранить, изучать и воссоздавать наши культурные традиции», – рассказывает Сергей Ключников.

Этот небольшой музей в формате кафе просуществовал недолго, вскоре поменял формат и стал работать в режиме передвижных выставок. В этом году у музея появилось новое здание, и было решено открыть музей заново. Музейный комплекс включает в себя обновленное музейное пространство и фабрику музыкальных инструментов.

Фабрика по производству балалаек начинается с библиотеки, в которой собрана литература, посвященная музыкальным инструментам и их производству.

«Мы собираем мини-библиотеку с редкой специализированной литературой, которая посвящена музыкальным инструментам, производству, их истории, созданию, и в целом столярным работам, специально ездим на международные музыкальные выставки и привозим разные каталоги, также в нашей библиотеке есть газета, которую подарил нам Боб Тейлор, один из основателей американской компании-производителя гитар», – рассказывает Сергей Ключников.

На фабрике, куда пригласили команду Ассоциации частных музеев России, была возможность познакомиться с процессом изготовления балалайки. Как выяснилось, одним из наиболее важных и необходимых требований при создании музыкальных инструментов является отбор материала – древесины. Специалисты говорят, что нужно использовать сырье только высокого качества, поэтому перед тем как древесине попасть, как говорится, под циркулярный круг, ее нужно подготовить.

«Если доска 8–9% влажности, то мы знаем, что она должна у нас месяцев 6–7 полежать. Когда материал досушится, скинет еще пару процентов, тогда его уже можно использовать в работе», – рассказывает Сергей Ключников.

При производстве балалаек используется русская традиционная технология изготовления балалайки – «вязка в ручку». Эта техника исстари применялась отечественными музыкальными мастерами. Специфика метода состоит в том, что деревянные пластины, из которых изготавливают корпус инструмента, напрямую врезаются в ручку грифа. Подобное соединение отличается исключительной прочностью и высокими акустическими свойствами. Этот исторический и поистине народный способ изготовления балалаек, как более трудоемкий, вышел из широкой практики в 1980-е годы. В Ульяновске кропотливо восстановили эту забытую технологию, и все балалайки здесь создаются именно таким способом. Заключительный, но не менее важный этап изготовления инструмента – это грунтовка и покраска. «То, насколько аккуратно выполнена покраска инструмента, очень влияет на его звучание. Также зависит от того, какой грунт использован – матовый, акриловый или полиуретановый. Профессиональные мастера делают покрытие с помощью шеллака – это такой естественный состав, состоящий из смолы, растворенной на спиртовой основе. Но у шеллака есть существенный недостаток – инструмент нужно лакировать несколько дней, чтобы добиться нужного эффекта», – пояснил Сергей Ключников.

На производстве помимо основных, известных трехструнных балалаек, выпускается шестиструнная, созданная по артельным образцам 1930-х годов. Подобная разновидность балалаек стала популярна в конце XIX – начале XX века и распространялась как в России, так и за рубежом. Такие балалайки выпускались частными мастерами, деревенскими артелями и большими фабриками.

«В народе очень популярны удвоенные струны. То есть балалайка по-прежнему остается трехструнной, просто каждая струна удваивается. У нее стразу меняется тембр, она становится похоже на мандолину, по звучанию напоминает что-то перуанское. В инструменте раскрываются совершенно новые грани. Но это тоже старинная традиция, шестиструнные балалайки делали и в дореволюционных артелях, в кустарных условиях, и на советских фабриках. Мы тоже на своем производстве выпускаем эту модель», – говорит Сергей Ключников.

На производстве изготавливают также специфические балалайки, непривычные по виду. Они хотя и треугольной формы, но длина грифа у них примерно в два раза больше корпуса. Сергей Ключников говорит, что такая форма балалайки не редкость. Они могли быть разных размеров – больше или меньше, но соотношение грифа и корпуса всегда было одинаковым. «Этот инструмент – архаичная форма русской балалайки, примерно уходит куда-то к XVII веку. Это первые Романовы, смутное время. Это говорит о том, что у инструмента где-то внутри заложен восточный код, то есть что-то из степной культуры, от тех народов, с которыми русские люди взаимодействовали долгое время. А это нам говорит о том, что инструмент родился в смешении культур и традиций, напоминает о ценностях, которые заложены в русской культуре, которые связаны с межэтническим общением и с очень глубокими коммуникациями со своими соседями. Когда люди говорят про национальные идеи, или другие громкие слова… тут думать ничего не надо – вот она, по сути, эта национальная идея, когда можно совмещать разные традиции народов России, превращать их в музыку и говорить на одном языке с людьми, с которыми ты живешь в одной стране.

Внутри каждой балалайки находится марка, или как называют профессиональные мастера – этикет. На этом этикете указывается информация о производителе. «На марке мы пишем город Ульяновск, используя необычный шрифт. Мы хотим сделать так, чтобы инструмент стал одним из региональных брендов», – говорит Сергей Ключников.

По словам Сергея Ключникова, изготовление балалаек – очень кропотливая работа, для которой не каждый человек подходит. Специалист должен делать все очень аккуратно и внимательно, иначе вся работа может пойти насмарку.

На изготовление одного инструмента требуется примерно полтора-два месяца, не считая просушки дерева. Несмотря на то, что балалайку считают русским инструментом, Россия находится далеко не на первых позициях в мире по ее производству и продажам. «Сегодня мировой рынок балалаек контролируют Румыния, Пакистан и Португалия. Ребята не местные, не из России, и это происходит еще по той причине, что мы сами в России не совсем внимательно относимся к своим культурным ценностям, почему-то считаем, что это как-то слабовато, неинтересно, неактуально», – пояснил Сергей.

 В музейной коллекции представлены подлинные инструменты конца XIX – начала XX века, которые в настоящее время в живом бытовании почти не встречаются. Также имеется коллекция редких народных балалаек, первые образцы академических инструментов, фабричные и артельные инструменты; еще представлены фотографии из частных архивов. Одна из целей экспозиции – приобщение посетителя к эстетике традиционного русского балалаечного искусства.

Официальная часть открытия музея балалайки началась с поздравлений, первым из гостей выступил директор Ассоциации частных музеев России Алексей Шабуров. «Есть музеи, которые только экспонируют, показывают и ведут научную работу, а есть те, которые, подчеркивая преемственность с прошлым, еще и воссоздают эти традиции на собственном производстве. Гордость берет за то, что внутри инструмента находится лейбл, который говорит о некоем региональном бренде. Я считаю, что государство должно обратить внимание на такие российские бренды, которые пронизывают регионы. И особенно мне понравилась библиотека с научной музыкальной литературой, которая была обширно представлена в мастерской», – сказал Алексей Юрьевич.

Из представителей власти своими впечатлениями о музее поделилась заместитель министра искусства и культурной политики Алена Корчагина.

«Прежде всего, здесь чувствуется энергия любви к русской культуре, к русскому творчеству, к русской музыке, и это все благодаря создателям и организаторам данной музейной экспозиции. Я хочу, чтобы музей всегда был наполнен людьми с выраженными взглядами, чтобы в его залах кипела жизнь. Я думаю, что мы сможем вместе реализовывать творческие проекты и творческие коллаборации», – сказала Алена Олеговна.

Варвара Летягина, хранитель коллекции музыкальных инструментов Шереметевского дворца – Музея музыки в Санкт-Петербурге – рассказала о выставке «Балалайка. Русский детектив», которая в 2017 году состоялась в Культурной столице. По ее словам, это была первая в мире крупная выставка, посвященная балалайке. Варвара отметила, что о балалайке как о некоем народном символе России обычно не говорят без упоминания матрешки или шапки-ушанки. Но так, чтобы уделить внимание именно самому инструменту, как на нем играли, какая музыка на нем звучала, о специфике изготовления инструмента, по ее мнению, до Сергея Ключникова в современной России еще никто не говорил. Он возвращает этот инструмент народу и делает его подлинной культурной ценностью, тем настоящим русским инструментом, который был в России, начиная с XVII века, а впоследствии незаслуженно был забыт почти на 100 лет.

«В 2014 году Сергей увидел наши балалайки и сказал, что они уникальные, нужно, чтобы они звучали, поэтому их надо копировать. В нашем музее находится три с половиной тысячи музыкальных инструментов, но мы не можем все знать про них, и зачастую такие увлеченные специалисты, как Сергей Ключников, нам рассказывают много новой информации. Когда Василий Андреев усовершенствовал балалайку-крестьянку, мастера сделали настолько хорошие инструменты, что балалайки ушли в народ, в деревню и со временем там же исчезли. Мы сделали копию таких трех балалаек, и впервые за 100 лет они зазвучали. Но после этого прошло еще пять лет, и эти балалайки уже стали звучать во многих городах России, не все даже знают, что это – результат нашей деятельности – Музея музыки и ульяновского производства», – сказала Варвара Летягина.

 На открытие Музея балалайки были приглашены профессиональные музыканты-балалаечники, среди них – Даня Воронков, балалаечник XXI века, музыкант, композитор и исполнитель, автор музыкального проекта, сочетающего в себе балалайку и музыку в жанрах фанк, хип-хоп, регги, и Георгий Нефедов, музыкант-балалаечник, новатор в сфере исполнительства на русских народных инструментах, композитор.

«Я очень рад, что ребята предложили принять участие в этом празднике. Я играю на балалайке уже двадцать лет, и не помню, чтобы на период больше недели убирал балалайку, она для меня как продолжение рук, мыслей и чувств. Игра на этом инструменте дает возможность быть причастным к русской культуре и к ее развитию, распространению и сохранению. В наше время это особенно важно, когда информационное поле перенасыщено и порой достаточно трудно выбрать что-то значимое, правильное и ценное. Я играю в самых разных проектах с разными музыкантами, это исполнители и так называемой этнической направленности, и джазовые музыканты, подчас мы играем и рок-композиции. Направление исполнительства очень разное, соответственно и публика у этих проектов своя, подчас непересекающаяся. Играя на балалайке в разных стилях и разных направлениях, я имею возможность показать этот инструмент для совершенно разной аудитории, будь то филармонический зал, или рок-клуб, просто какая-то клубная площадка или небольшое джазовое кафе. Есть особый шарм именно в таком формате, потому что достаточно близко находишься к зрителю, и общение получается очень глубоким», – говорит Георгий Нефедов.

Существует мнение, что балалайка прочно ассоциируется лишь с фольклорным направлением в исполнительстве. Но мнение быстро меняется, когда зрители слышат современный исполнительский уровень – от классических произведений до современной музыки. А профессионалы говорят, что на балалайке даже больше приемов игры, чем на скрипке!

«Я прошел школу академическую, учился в Санкт-Петербурге в музыкальном училище, потом в консерватории. За годы практики исполнял музыку, написанную самыми разными композиторами, как русскими, так и зарубежными, в том числе и переложения зарубежной классики для балалайки. Также занимаюсь импровизационной музыкой, развиваюсь как импровизирующий музыкант, увлекся джазовой музыкой. Это оказалось вполне возможным и очень интересным. Не так давно начал работать над созданием своей авторской музыки, преимущественно пока в формации балалайки соло, но хочу это развить и воплотить в каком-то ансамбле», – пояснил Георгий Нефедов.

В конце XIX века балалайка была значительно осовременена Василием Андреевым и стала использоваться профессиональными исполнителями в качестве сценического инструмента. Все это способствовало дополнительному росту популярности балалайки. В результате ее обновленная конструкция была закреплена в музыкальной и производственной практике и в таком виде дошла до наших дней.

«Для нас, для всех исполнителей на балалайке Василий Андреев – фигура колоссальная. Для меня Андреев был исключительным новатором, он сделал такой прорыв, даже своего рода коммерческий проект, настолько успешный, беспрецедентный, вывел балалайку совершенно на новый уровень. Андреев был одержим идеей из простонародной кустарной балалайки сделать инструмент высококлассного уровня и иметь возможность выступать на больших концертных площадках. Была такая концепция «балалайка во фраке». В наше время у этого прорыва появились негативные стороны, исполнительство на балалайке искусственным способом разделилось на два лагеря – академическое исполнительство и народное. Есть исполнители – приверженцы традиционного направления, которые занимаются сохранением традиционной музыки, наигрышей, русских песен, так и исполнители-академисты, которые развивают наследие, основанное Василием Андреевым. Я как человек, прошедший эту академическую школу, заинтересовался также и традиционной балалайкой, и почему я здесь, почему я играю и на русском строе – потому что я хочу эти два лагеря объединить. Хочу, чтобы ушло разделение на народников и академистов, традиционщиков и профессионалов, хочется, чтобы балалайка не разделяла людей, а наоборот объединяла», – сказал Георгий Нефедов.